Анекдоты, сонники, частушки

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11]


Выходит Штирлиц из бара и упирается носом в стену.
- И с каких это пор стены стали покрывать асфальтом, - подумал
Штирлиц.

Штирлиц не любил ездить на машине с тормозами. Тормозов он
презирал, а тормозить любил сам.

Штирлиц шел по улице и вдруг услышал сзади шум мотора. "Не трамвай,
объедет", - подумал Штирлиц. Оказалось - трамвай.

Штирлиц выстрелил в голову Мюллера. Пуля отскочила.
- Броневой! - догадался Штирлиц.

Штирлиц варил раков. Раки покраснели. "Наши!" - порадовался
Штирлиц.

В предчувствии приятного вечера Штирлиц сидел и смотрел наружу. Да,
Ружа была девочка что надо.

Штирлица уже год мучил запор. Наконец Штирлиц не выдержал и смазал
запор маслом.

Штирлиц погладил кошку. Кошка сдохла. "Странно", - подумал Штирлиц
и поплевал на утюг.

- Штирлиц, а вы почему не закусываете? - с подозрением спрашивает
Мюллер. - Вы что, русский?
- Мы, немцы, народ экономный, - выкрутился Штирлиц.

Штирлиц шел по коридору и увидел двигающийся навстречу труп
шофера Бормана.
- Мюллер играет в триллер, - сострил Штирлиц.

- Когда-нибудь у меня будет генеральская дача, почти такая же, -
позволял себе иногда помечтать Штирлиц, глядя на свой дом в берлинском
предместье.

Штирлиц очнулся ранним утром под забором чьей-то загородной виллы.
Его тошнило, в левой руке был зажат женский бюстгальтер, из правой торчал
обрывок записки: "Разрешаю расслабиться. Центр"

Лежит Штирлиц в луже. Смотрит мимо идут мужики - в обвязках,
касках...
- Спелеологи... - подумал Штирлиц.
- Сам ты грязная свинья! - подумали альпинисты...

Штирлиц шел по улице вечернего новогоднего Ханоя. Вдруг навстречу
ему вышел дракон.
- К счастью, - подумал Штирлиц.
- К ужину, - подумал дракон.

Штирлиц зашел в лес и увидел - голубые ели. Он присмотрелся и
заметил, что они не только ели, но и пили...

Штирлиц любил холодное оружие. Это было незаменимое средство для
прикладывания к голове после пьянки.

Утром, как всегда, Штирлиц гнул свое. Свое, как всегда, не гнулось!
- Лучше бы ты вечером не гнулось, - думал Штирлиц, покоряя
непокорное...

Штирлиц шел по площади. Его окружило гестапо. Штирлиц изобразил
толпу. Гестапо расстреляло толпу. Среди убитых Штирлица не оказалось.

Мюллер:
- Штирлиц! Ваши соседи жалуются, что у вас утром гимн Советского
Союза гремит на всю округу!
- А что еще может поднять с постели советского человека в шесть утра?

Шелленберг вызывает Штирлица и спрашивает:
- Штирлиц, как вы думаете, до майских праздников война протянется?
- До майских наверняка, даже до Дня Победы.

Мюллер:
- Признайтесь, Штирлиц, вы не отказались бы посидеть где-нибудь на
берегу Волги с удочкой?
- Не могу я сейчас в Россию, группенфюрер, у меня взносы за много лет
не уплачены.




[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11]